Возникают вопросы о легитимности результатов электронных выборов 8 сентября 2019 года

Дискуссия по вопросу об электронной демократии

/РИАП АПРАЛ/ Вчера в Центризбиркоме России состоялась презентация так называемого цифрового избирательного участка, который будет использоваться в Москве в единый день голосования 8 сентября.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что соответствующее программное обеспечение (ПО) уже разработано и тестируется.

Известно, что любое ПО, разрабатываемое в рамках государственного заказа, должно соответствовать техническому заданию, которое, в свою очередь, базируется на некоей концепции бизнес-процесса с использованием этого ПО.

Был ли государственный заказ на разработку ПО для электронного голосования 8 сентября 2019 года — это мне неизвестно. Возможно, что такой госзаказ был. Возможно, что был проведен открытый конкурс на основании этого госзаказа. Но об этом широкая общественность не знает, и это уже само по себе вызывает вопросы о легитимности разработанного ПО.

Концепция и техническое задание для разработки указанного ПО должны были пройти ряд экспертиз — политологической, социологической, по безопасности персональных данных, по защите от внешнего воздействия и др.

15 апреля 2019 года Председатель Мосгордумы Алексей Шапошников сообщил, что до проведения эксперимента будет организована открытая экспертиза программно-аппаратного комплекса.

Однако до сих пор о результатах этой экспертизы общественности ничего не сообщалось. Но даже если эта экспертиза была проведена, то этого совершенно недостаточно, потому что в данном случае должна быть проведена квалифицированная политологическая экспертиза.

Политологическая экспертиза, по всей видимости, должна дать ответы на следующие вопросы:

  • электронное голосование оно «тайное» или «открытое»?
  • если это голосование «тайное», то как это возможно обеспечить при том, что каждый голосующий входит в систему голосования с помощью средств аутентификации пользователя, т.е. с использованием своего аккаунта (логина и пароля), зарегистрированного на Портале государственных услуг РФ?
  • если это голосование «тайное», то каким образом наблюдатели от партий и общественных организаций, международные наблюдатели могут судить об отсутствии или наличии нарушений законодательства в ходе электронного голосования?
  • Таким образом, необходимо провести огромный объем мероприятий для того, чтобы российская и мировая общественность поверила бы результатам электронного голосования.

    Без этого, на мой взгляд, обеспечить легитимность сформированных по результатам голосования муниципальных и государственных органов будет невозможно.

    1
    Подписывайтесь и читайте в: Google.News, Яндекс.Новостях и Яндекс.Дзен!

    Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию.

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Закрыть

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: