Четверг, 24 мая 2018 года

Россию пытаются сделать крайней в споре Китая и Вьетнама

0 16

«Роснефть» беспокоится о судьбе работ, ведущихся на крупном месторождении в Южно-Китайском море. Еще бы. Хотя работы ведутся по согласованию с Вьетнамом, на эту территорию претендует Китай, и поэтому у «Роснефти» могут быть проблемы. По крайней мере, именно так заявляют западные СМИ. Так ли это?

Россию пытаются сделать крайней в споре Китая и Вьетнама

В четверг Reuters со ссылкой на «осведомленные источники» сообщило: в компании Rosneft Vietnam – «дочке» «Роснефти», работающей на шельфе Южно-Китайского моря – беспокоятся о судьбе работ, которые ведутся на газовом месторождении Lan Do («Красная орхидея»).

С точки зрения Вьетнама месторождение находится в его 200-мильной исключительной экономической зоне. Но речь идет о спорной акватории, на которую претендует Китай. С точки зрения Пекина, «Красная орхидея» на 85 миль «заступает вглубь» от границы той зоны, которую китайцы считают своей и где они развертывают вооружения. В этой связи в Rosneft Vietnam опасаются негативной реакции Пекина, утверждает Reuters.

После публикации в западном агентстве реакция Китая действительно последовала. Официальный представитель МИД КНР Лу Кан заявил, что ни одна компания не имеет права заниматься разработкой ресурсов в акватории, контролируемой Китаем. По оценке ТАСС, именно так представитель МИДа прокомментировал начало работ Rosneft Vietnam.

«Роснефть» не консультировалась с Кремлем по поводу работ на шельфе в Южно-Китайском море, сообщил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. В самой «Роснефти» подчеркивают – Пекин отреагировал не на саму ситуацию, а на публикацию Reuters.

«Никакой «спорной ситуации» нет. Разговоры о том, что какая-то «дочка» «Роснефти» выражала какую-то обеспокоенность, – это полный бред», – сказал газете ВЗГЛЯД директор департамента информации и рекламы «Роснефти» Михаил Леонтьев. «Агентство Reuters просто устроило провокацию, придумало информационный повод, чтобы спровоцировать реакцию на очевидно всем известные обстоятельства», – уверен собеседник.

«Хочу заметить, что эта платформа там стоит уже 16 лет (а в море платформа вещь, в общем, заметная). Работы там, кроме нас, вели BP, индийская компания ONGC, теперь мы – и ни у кого это не вызывало никаких вопросов», – отмечает Леонтьев. Он подчеркнул:

«Роснефть» действует в рамках всех необходимых норм: в рамках лицензионного соглашения, в рамках законодательства Вьетнама о недропользовании и всех международных норм. На этом хайп заканчивается».

Два дня назад официальный сайт «Роснефти» сообщал в связи с началом бурения новой скважины на месторождении Lan Do: запасы природного газа здесь оцениваются в объеме 23 млрд кубометров. Всего же бассейн Нам Кон Шон, к которому относится месторождение, содержит как минимум 69 млрд «кубов» газа.

Географически, по данным портала Offshore Technology, месторождение Lan Do находится в 320 милях южнее вьетнамского города Хошимин (бывший Сайгон). Расстояние от общепризнанной крайней южной точки Китая – острова Хайнань – более чем вдвое больше. Но Китай претендует на эту акваторию в силу ее близости к спорным островам Спратли (по-вьетнамски – Чыонгша, по-китайски – Наньша). «Китайцы объясняют свои претензии на эту часть Южно-Китайского моря историческими причинами, которыми они обосновывают владение всеми островами Спратли и Парасельскими островами», – сказал газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

Отметим, что такие претензии выдвигают «два Китая» – и КНР, и Тайвань. Карты, на которых большая часть Южно-Китайского моря принадлежит Китаю, начали печататься еще в середине прошлого века. Главным козырем в Пекине и Тайбэе считают данные китайских историков. Утверждается, что еще около двух тысяч лет назад китайские мореходы открыли риф Скарборо, который, к слову, куда ближе не к Китаю, а к филиппинскому острову Лусон. Тем не менее открытие Скарборо (или острова Хуанъянь) китайцы считают веским поводом. В мае 2016 года в Китае обнаружили «железные доказательства», которые, по мнению местных экспертов, позволили бы обосновать в Международном трибунале по морскому праву претензии на спорные острова. Доказательствами были объявлены рукописные лоции 600-летней давности. На основании исторических прецедентов в Китае «проводят определенную линию границы своей исключительной экономической зоны», отметил Кашин.

Но историческими данными оперируют и конкуренты Китая в борьбе за море, богатое углеводородами и важное в транспортном и военно-стратегическом отношении.

«В данном случае два известных блока, где «Роснефть» сейчас собирается заняться добычей, полностью находятся в исключительной экономической зоне Вьетнама», – сказал газете ВЗГЛЯД научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН Григорий Локшин.

По его словам, претензии Китая основаны на произвольно нарисованной им линии в форме буквы U, которая отводит КНР 90% акватории Южно-Китайского моря, и не имеют под собой никаких юридических оснований. «Это было недавно признано международным арбитражным судом по морскому праву в Гааге (тогда разбирались претензии Филиппин – прим. ВЗГЛЯД). Поэтому все претензии Китая к «Роснефти», как и несколько лет назад к Газпрому, который на других участках начал разрабатывать добычу газа, не имеют под собой никаких оснований. Два–три года назад эти претензии были тихо сняты, то же самое произойдет и с этими претензиями», – прогнозирует Локшин.

Василий Кашин также отмечает, напоминая об истории с Газпромом: «Это не первый раз, когда с подобным сталкивается российская компания. Китайцы считают, что это их территория, Вьетнам считает иначе.

Россия не занимает никакой позиции по этому вопросу, мы не поддерживаем ни одну из сторон».

Действительно, с точки зрения Москвы, собственно спорные острова – Парасельский архипелаг и острова Спратли – являются территориями, на которые претендуют сразу несколько государств – Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней. Но – и это важный момент – Россия не ставит под сомнение законность 200-мильной зоны Вьетнама, которая, в полном соответствии с международным правом, «отсчитывается» от вьетнамского берега. Россия исходит не из интересов Вьетнама, подчеркивает Григорий Локшин.

Но поскольку точка зрения Китая на эту акваторию непоколебима (и также, по мнению Китая, имеет международно-правовое обоснование), российские газовики оказались невольно вовлечены в тяжбу двух геополитических и экономических союзников России. Правда, опыт последних лет показывает, что мы успешно договариваемся и с Ханоем, и с Пекином.

Михаил Мошкин, ВЗГЛЯД

Источник

0
Редакция сайта Apral.ru напоминает :
Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию. Можно без всякого преувеличения сказать, что российская площадка для дискуссий – одна из самых значимых в мировом медиа – пространстве. Давайте не будем забывать о том, что слово (с которого всё и начиналось!), может больно ранить… Оставайтесь с нами и следите за свежими новостями.

Оставьте свой комментарий

Войти с помощью: 

При своём высказывании, помните о том, что Вы могли затронуть и принести боль чувствам реальных людей – имеющих отношение к данной новости. Соблюдайте пожалуйста тактичность и уважение, даже если Вы не разделяете их мнение. Помните, что свобода и вседозволенность, не одно и тоже и Ваше поведение в условиях анонимности, предоставляемой интернетом – меняет не только виртуальный, но и реальный мир.
К большому сожалению, мы будем вынуждены блокировать пользователей, грубо нарушающих данные правила.

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: