Суббота, 23 июня 2018 года

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. «Ясень» и «Хаски»

0 18

В прошлой статье мы рассмотрели ситуацию с ремонтом и модернизацией существующего состава нестратегических атомных подводных лодок ВМФ РФ. Сегодня на очереди атомарины новых проектов: «Ясень» и «Хаски».

Итак, гордость отечественного атомного подводного флота – ПЛАРК проекта 885 «Ясень». История этого корабля началась в 1977 г., когда в СССР было принято решение о начале работ по следующему, 4-ому поколению нестратегических атомных подводных лодок. Задание получили все три советских КБ, занимавшихся атомаринами, при этом «Рубин» работал над специализированным «убийцей авианосцев», продолжателем традиций ПЛАРК проекта 949А («Антей»), «Лазурит» — над кораблем, чьей специализацией должна была стать противолодочная борьба, а «Малахит» — над многоцелевой АПЛ. В дальнейшем было решено отказаться от специализации и создавать универсальную подводную лодку. Работа по ней сконцентрировалась в «Малахите».

Можно предполагать, что это было правильным решением, так как именно «Малахит» стал разработчиком наиболее удачных и совершенных МАПЛ СССР «Щука» и «Щука-Б». Обычно пишут, что проектные работы над лодками 4-го поколения несколько затянулись, но это, пожалуй, не совсем так. Ведь начало работ над ними почти совпало с началом проектирования «Щуки-Б» — иными словами, наши конструкторы получили возможность не только воплотить свои идеи в наиболее массовой серии лодок 3-го поколения, но и проверить, как они работают (головная «Щука-Б» вошла в строй в 1984 г). И проектировать новое поколение с учетом опыта эксплуатации наиболее совершенных лодок предыдущего поколения. Отечественным кораблестроителями предстояло решить даже более сложную задачу, чем американцам при создании их «Сивулфа», потому что последний имел довольно четкую противолодочную направленность, но никогда не проектировался «убийцей авианосцев», а советская лодка должна была уметь и это.

Работы были закончены в начале девяностых. 21 декабря 1993 г. в торжественной обстановке была заложена первая лодка проекта 885 — «Северодвинск». То, что произошло дальше…

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"

Примерно через 3 года после начала строительства, в 1996 г., работы на лодке полностью остановились. В начале двухтысячных их думали возобновить, но оказалось, что за те почти уже десять лет, которые корабль провел на стапеле, проект в известной мере устарел, а часть оборудования уже никто не может произвести по причине развала кооперационной цепочки СССР и гибели ряда предприятий как в ближнем зарубежье, так и в родном Отечестве. В итоге проект подвергся переработке, работы на «Северодвинске» возобновились в 2004 г., но только в 2011 г. «Северодвинск» вышел в море на заводские испытания и в 2014 г. вступил в строй ВМФ РФ.

Что за корабль получил флот? Ряд публикаций указывает, что «Северодвинск» не оправдал возложенных на него ожиданий по малошумности и некоторым иным характеристикам. Интересно, что В. Дорофеев, генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит», недостаткам «Северодвинска» не только не дал опровержения, но, по сути, признал наличие проблем:

«Слухи о неудачах «Ясеня» пусть остаются слухами. «Малахит» в качестве создателя такого сложного современного корабля, как многоцелевая атомная подводная лодка, безусловно, знает все его «детские болезни» и «болячки». Те проектные решения, которые требуют улучшения, будут реализованы при строительстве серии кораблей. Это нормальная практика».

Как ни странно, все вышесказанное не дает оснований считать проект 885 неудачным. Все дело в том, что «Северодвинск» по определению не мог воплотить мечты конструкторов в жизнь: его строили, что называется, «на последнем издыхании»: вовсю использовались заделы с других недостроенных подводных лодок как по металлу, так и по оборудованию. И ладно бы это касалось каких-нибудь внутренних переборок или там кнопочек на пультах, но «Севердовинск» не получил даже положенной ему по проекту энергетической установки! Вместо новейшей водо-водяной паропроизводящей установки КТП-6-85 с реактором КТП-6-185СП (иногда встречается ошибочное наименование КПМ) «Северодвинск» получил всего только ОК-650В с реактором ВМ-11 предыдущего поколения.

Что это означает с точки зрения той же малошумности? Новейшая установка подразумевала монтаж реактора и его первого контура охлаждения в едином корпусе, при этом из конструкции паропроизводящей установки удалялись крупные трубопроводы, их ширина уменьшалась с 675 до 40 мм. Это должно было настолько облегчить естественную циркуляцию, что отпадала нужда в постоянной работе циркуляционных насосов, а ведь именно они являются одним из основных источников шумов атомной подводной лодки. Но, к сожалению, вместо этого «Северодвинск» получил энергетическую установку, аналогичную лодкам предыдущего, третьего поколения и, разумеется, это не могло не сказаться на его показателях шумности.

Стоит ли делать из этого трагедию? По мнению автора настоящей статьи, нет, и вот почему: уже на лодках «Вепрь» и «Гепард» («Akula II» и «Akula III» по натовской терминологии) были достигнуты уровни шумности, сопоставимые с таковыми у американских АПЛ 4-го поколения, а «Северодвинск», при всех его «врожденных» недостатках, стал большим шагом вперед даже в сравнении с последними и лучшими представителями проекта 971 «Щука-Б». То есть недостижение проектных характеристик не делает «Северодвинск» провальным или уязвимым для АПЛ США кораблем. Он хуже, чем мог бы стать, но это не означает что он плох.

Недостатки «Северодвинска» проистекают из некачественного строительства, под которым понимается использование всевозможных «заменителей», и из некоторого устаревания самого проекта. Все же «Северодвинск» был заложен в 1993 г, и, хотя его проект дорабатывали в начале 2000-х, все равно с тех пор прошло немало лет и во всяком случае доработки наверняка носили компромиссный характер, ведь речь шла о перепроектировании уже частично построенного корабля.

Насколько можно судить, все эти недостатки исправлены на дальнейших лодках серии: следующая за «Северодвинском» «Казань» и прочие корабли создаются по усовершенствованному проекту 885М. На этих лодках устанавливается более современное оборудование, к тому же вся его номенклатура производится в РФ, так что проблем с поставками из ближнего зарубежья больше не будет. И также не приходиться сомневаться, что именно подводные лодки проекта 885М по-настоящему раскроют потенциал, заложенный в проекте 885. В чем ключевые отличия «Ясеней» от лодок предыдущего, 3-го поколения?

Про новую малошумную энергоустановку мы уже сказали выше, но перечень усовершенствований, направленных на снижение шумности «Ясеней» много выше. Все наиболее «шумящие» узлы оснащаются активной системой гашения шумов. Амортизаторы, гасящие вибрации и связанные с нею шумы применялись и раньше, на тех же «Щуках-Б», но теперь они получили иную конструкцию и стали значительно эффективнее. Кроме того, при изготовлении ряда конструкций широко используются композитные материалы, обладающие демпфирующими свойствами, что дало возможность снизить шумы в ряде диапазонов до 10-30 децибелл. Что это означает? Например, 30 децибелл — это звук человеческого шепота или тиканье настенных часов.

Что еще? Лодка имеет полуторакорпусную конструкцию, что снижает шумность относительно двухкорпусной. Разумеется, корпус обладает более совершенной геометрией и несет улучшенное покрытие.

Некоторое время тому назад «Северодвинск» «в интернетах» удостоился ряда нападок за отсутствие водометного движителя. Аргументация «нападающих» понятна, проста и логична. Американцы на своем сверхмалошумном «Сивулфе» и последующих за ним «Вирджиниях» используют водометные движители, то же мы видим и на британских «Астьютах». И, раз у нас его нет и вместо «продвинутых» технологий мы используем «примитивные» винты, это означает, что мы опять «плетемся в хвосте» и что уровень шумов американских субмарин для нас недостижим.

Но насколько верны такие логические умопостроения? Автор настоящей статьи, к сожалению, не является инженером кораблестроителем и может лишь гадать на этот счет, но догадки получаются весьма интересные.

Первое. Существует мнение, что с водометным движителем все не так однозначно, как кажется на первый взгляд и что он обладает меньшей шумностью только в весьма ограниченном диапазоне скоростей и глубин, при этом его КПД ниже и, возможно, есть еще какие-то неочевидные для неспециалиста недостатки.

Второе. Водометный движитель был отлично известен в СССР: 17 мая 1988 г. была заложена «Алроса» — дизельная подводная лодка проекта 877В, представляющая собой модификацию «Платуса» с заменого винта на водомет. «Алросу» называют самой тихой лодкой проекта 877, однако ни последующие ДЭПЛ проекта 636 «Варшавянка» ни еще более современные «Лады» водометного движителя не получили. Если водомет настолько хорош, почему этого не произошло?

Третье. На новейших РПКСН «Борей» установлен водометный движитель, но вот на «Ясене» — нет. Конечно, можно вспомнить, что первый «Борей» заложен в 1996 г., в то время как «Северодвинск» — в 1993 г. и предположить, что на момент закладки первого корабля проекта 885 водометного движителя еще не существовало. Но дело в том, что энергетические установки проектов 955 и 885 весьма сходны, фактически на «Северодвинске» стоит абсолютно тот же ОК-650В что и на «Бореях», а на модернизированных 885М устанавливается даже несколько более мощный реактор. И если единственная причина отказа от водометного движителя на «Ясенях» — неготовность такового к моменту закладки «Северодвинска», то кто мешал перепроектировать «Казань», заложенную в 2009 г. под водомет? Тем не менее, этого сделано не было.

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"
«Казань». Хотя винт и скрыт, но мы видим, что это все же именно винт, а не водомет

Все это свидетельствует о том, что отказ от водометов на лодках проекта «Ясень» — не вынужденное, а вполне осознанное решение, продиктованное какими-либо преимуществами гребного винта именно для многоцелевой АПЛ. Конечно, можно вспомнить, что лодки проектов 955 и 885 разрабатывали различные КБ и предположить некую келейность, что мол «левая рука не знает, что делает правая». Но если бы водометный движитель действительно обладал одними только преимуществами, то почему МО РФ, понимая его возможности, не настояло на применении водометов на модернизированных «Ясенях»? Это и неразумно и не логично. Впрочем, всегда нужно помнить о том, что в родном Отечестве далеко не все процессы протекают разумно и логично.

Тем не менее, в силу вышесказанного, мы не можем однозначно утверждать, что водометный движитель – это хорошо, а винтовой – плохо и констатируем, что у нас нет никаких оснований считать корабли проекта 885 и 885М сколько-то ущербными в части малошумности по сравнению с американским 4-ым поколением АПЛ. Тем более, что и сами американцы вовсе не спешат хвастаться превосходством своих АПЛ над «Северодвинском».

Проект 885 получил принципиально новый ГАК «Иртыш-Амфора», созданный на основе гидроакустического комплекса для лодок гидроакустического дозора разрабатываемых по проекту «Афалина», а также ряд вспомогательных гидроакустических станций. По некоторым данным возможности ГАК «Ясеня» вполне сопоставимы с таковыми у американской «Вирджинии». Разумеется, подводные лодки данного типа оснащены новейшим БИУС и комплексами связи, в том числе – (звуко?) подводной: по некоторым данным «Ясени» способны передавать данные под водой на расстояние свыше 100 км.

Проект 885 является универсальным, в том числе способным выполнять функции «убийцы авианосцев», для чего имеет вертикальные пусковые установки на 32 ракеты «Калибр» или «Оникс». В то же время «Ясень» значительно меньше ПЛАРК проекта 949А «Антей» — 8 600 т надводного водоизмещения против 14 700 т, что также дает кораблю определенные преимущества.

В целом же следует признать корабли проекта 885 чрезвычайно удачными атомаринами практически по всем параметрам, за исключением одного – стоимости. Общую стоимость контракта на строительство 6 лодок проекта 885 обычно оценивали свыше 200 млрд. руб. – 47 млрд. руб. за первую «Казань» и по 32,8 млрд. руб. за каждую последующую лодку, но эти цифры вызывают известные сомнения.

Дело в том, что еще в 2011 г. «Коммерсант» писал о том, что после вмешательства В. В. Путина в Североморске был подписан контракт на строительство «Казани» стоимостью в 47 млрд. руб. и контракт на строительство 4 лодок по проекту 885М на сумму 164 млрд. руб. Из текста заметки, к сожалению, не ясно, включалось ли строительство головной «Казани» в контракт на 4 лодки проекта 885М, в зависимости от этого стоимость серийной лодки определяется как 39-41 млрд. руб. Но это цены еще в тех, докризисных рублях и понятно, что после 2014 года они достаточно резко выросли. С учетом того, что на момент публикации «Коммерсанта» доллар стоил порядка 31 руб., стоимость головной «Казани» можно оценить в 1,51 млрд. долл., а серийных лодок проекта 885 – в 1,25-1,32 млрд. долл. Сегодня, при цене доллара в 57,7 руб. можно предположить, что серийный «Ясень М», если заложить его в 2017 г, обойдется стране если и не в 72,6-76,3 млрд. руб., то весьма близко к этому.

Разумеется, скептики укажут, что не стоит пересчитывать стоимость продукции ВПК в долларах по текущему курсу и в чем-то будут правы – военное ценообразование вещь довольно специфическая. Но стоит учесть, что, например, цены в рублях на «послекризисную» поставку Су-35 по второму контракту (2015 г) оказались в полтора раза выше, чем на первые 48 машин (100 млрд против 66 млрд), даже невзирая на то, что в первом контракте предусматривалась оплата не только самолетов, но и кое-каких работ по доводке машины. А ведь применив тот самый коэффициент «полтора» мы уже получим стоимость серийного «Ясеня М» на уровне 60 млрд. руб. по состоянию на 2015 г, ну а сейчас она, естественно еще выше.

При этом следует понимать, что увеличение стоимости касается не только вновь закладываемых лодок «Архангельск», «Пермь» и «Ульяновск», которые были заложены в 2015-2017 гг., но и тех кораблей, которые сейчас находятся в достройке. Понятно, что те работы, которые выполнялись до кризиса, оплачивались из расчета контрактных цен. Но стоимость поставок и работ, которые осталось выполнить корректируется на соответствующие коэффициенты инфляции, а они, хотя обычно и не отражают истинного роста цен, все же весьма велики.

Иными словами, можно смело утверждать, что после 2014 г. МО РФ столкнулось со взрывным ростом цен на атомные подводные лодки – как находившиеся в строительстве, так и те, которые еще предстояло заложить, а вот денег на государственную программу вооружений было выделено меньше планируемого. Все это ставит под сомнение даже своевременную достройку уже заложенных кораблей, и вряд ли позволяет мечтать о закладке новых корпусов в период 2018-2025 гг: особенно с учетом того, что Российская Федерация в этом периоде собирается реализовать, чрезвычайно амбициозную (и дорогостоящую) программу модернизации атомарин третьего поколения, о которой мы писали в предыдущей статье.

Собственно говоря, слова президента Объединенной судостроительной корпорации А. Рахманова о дефиците финансирования РПКСН «Князь Олег», в результате чего спуск на воду новейшего стратегического ракетоносца «уехал» вправо, служат «отличным» подтверждением нашей грустной догадке.

Вряд ли можно отрицать, что достройка ныне заложенных корпусов (а в различных стадиях строительства находятся сегодня 5 РПКСН проекта 955А «Борей» и 6 ПЛАРК проекта 885М «Ясень М») при проведении обширной модернизации четырех «Щук-Б» и такого же количества 949А «Антеев» представляют собой предельно выполнимую задачу как для отечественного бюджета, так и для промышленности, и с высокой долей вероятности сроки выполнения этих программ съедут «вправо».

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"

Кроме того, не следует забывать финансирование опытно-конструкторских работ по разработке атомной подводной лодки 5-го поколения, известной как проект «Хаски». Что мы можем сказать об этой субмарине?

Ничего.

Дело в том, что на сегодняшний день по этой лодке есть только некая базовая концепция, которая, может быть, в ближайшем будущем будет утверждена ВМФ РФ. И если она будет утверждена, а не вернется на доработку, то станет основанием для выработки основных тактико-технических требований к будущей субмарине. Потом конструкторы, получив эти требования, оценят ключевые параметры механизмов и оборудования новой АПЛ, и дадут запросы организациям-разработчикам соответствующих агрегатов и приборов. Те, проведя предварительные конструкторские работы, оценят реализуемость техзадания, рассчитают примерные параметры будущих изделий и представят результаты своей работы головному разработчику. После этого он попробует составить эскизные проект… и выяснит, что «не выходит каменный цветок», после чего начнет пересогласовывать данные ему тактико-технические характеристики с представителями ВМФ, а затем все начнется по новой… И лишь после того, когда эскизный проект будет составлен и утвержден, придет время технического проекта, а затем – рабочей документации. Это годы, и годы и годы. Можно лишь напомнить, что работы по лодкам 4-го поколения начались в 1977 году, а «Северодвинск» был заложен только в 1993 г, т.е. спустя 16 лет от начала работ!

С другой стороны, следует понимать, что работы по лодкам 5-го поколения начались не сегодня и не вчера, первые упоминания о ней появились в далеком уже 2013 г. Тем не менее, будет большим оптимизмом полагать, что мы сможем заложить подводную лодку этого типа в ближайшую пятилетку – скорее всего речь пойдет о том, что в рамках ГПВ 2018-2025 г мы заложим головной корабль ближе к 2025 г. Недаром главком ВМФ (на сегодня – уже экс-главком) В. Чирков говорил о серийном выпуске «Хаски» после 2030 г.

Итак, на сегодня мы совершенно ничего не можем сказать о том, какой будет новая подводная лодка. Но, вероятно, мы сможем сказать, чем она не будет являться.

Дело в том, что, по утверждению ряда источников, «Хаски» станет универсальной атомариной, способной заменить и многоцелевые «Ясени», и стратегические «Бореи». Это явная журналистская ошибка, возникшая от неверного понимания слов главы ОСК А. Рахманова:

«Это будет лодка, которая будет унифицирована – стратегической и многоцелевой по ряду своих ключевых элементов».

Отсюда, видимо, и пошли догадки о том, что лодка одного и того же проекта станет и РПКСН и ПЛАРК, достаточно лишь определиться при строительстве, какой именно ракетный отсек в нее «врезать» — с крылатыми ракетами, или с межконтинентальными баллистическими. Однако же очевидно, что из фразы А. Рахманова ничего такого не следует. А генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит» в своем интервью прямо опроверг подобную точку зрения:

«У современных стратегических и многоцелевых АПЛ во многом похожи комплексы радиоэлектронного вооружения, связи, одинаковые механические элементы. Серийность и универсализация систем облегчает и обучение личного состава, и эксплуатацию кораблей. Но, с другой стороны, есть объективные показатели, которые не позволят взять многоцелевую субмарину и разместить на ней баллистические ракеты. Многоцелевой корабль подразумевает более высокую маневренность, чем у стратега, более низкую шумность при высоких скоростях. Сегодня есть весомые аргументы, которые ставят под сомнение возможность абсолютной универсализации подводных кораблей по типу оружия».

Таким образом, перед российскими проектировщиками ставится задача максимальной унификации стратегических и многоцелевых АПЛ, и такой подход, безусловно, позволит экономить значительные средства уже на стадии НИОКР, так как пропадет необходимость разрабатывать агрегаты одного и того же назначения для каждого типа лодки. Да и производство однотипных агрегатов позволит снизить их стоимость за счет эффекта масштаба, а флоту будет куда проще обслуживать уменьшившуюся номенклатуру оборудования. Об этом, кстати, говорил и А. Рахманов

«Перед ОСК стоит задача добиться максимальной унифицированности, чтобы «получить лучшее ценовое предложение для Минобороны».

Так что «Хаски» предстоит стать именно многоцелевой субмариной, хотя, безусловно, очень хорошо, что при ее разработке изначально учитывается возможность унификации с РПКСН будущего.

* * *

И вот подходит к завершению очередная статья цикла. «И что же в ней грустного?» — спросит иной читатель. «ВМФ РФ пополнится новейшими и наисовременнейшими подводными лодками, так этому радоваться нужно! А что их не так много, как хотелось бы, – так нам Америку догонять не надо… Ведь если вдруг случится серьезный конфликт, то вопрос будет уже не в численности подводных лодок, потому что в дело пойдет стратегический ядерный щит!»

Так-то оно так, но никогда не нужно забывать, что советский, а теперь российский военно-морской флот и сам является частью ядерной триады. Давайте немного посчитаем.

В настоящее время в составе действующего флота (то есть на ходу, а не в ремонте, резерве или отстое) находятся 11 РПКСН. На Северном флоте несут вахту первенец проекта 955 «Юрий Долгорукий», а также 5 лодок проекта 667БДРМ «Дельфин». На Дальнем востоке «к сокращению штатов» готовы три старых РПКСН проекта 667БДР «Кальмар»: «Подольск», «Рязань», и «Святой Георгий Победоносец», а также два новейших «Борея»: «Александр Невский» и «Владимир Мономах».

На каждом нашем РПКСН размещается 16 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), а всего, получается, 176 МБР. Считая по 4 боевых блока на каждую ракету получаем 704 боевых блока. Согласно договору СНВ-3, Российская Федерация (как и США) имеет право держать развернутыми 1 550 боевых блоков. Нетрудно подсчитать, что количество, развернутое на подводных лодках, составляет 45,4%. Почти половина наших стратегических ядерных сил!

В цикле статей «Россия против НАТО» мы уже касались достаточности нашего ракетно-ядерного щита и пришли к выводу о том, что для немедленного тотального уничтожения того же США полутора тысяч боеголовок не будет достаточно. Соответственно, мы не можем позволить себе терять развернутые боеголовки – наши РПКСН должны быть надежно защищены. СССР эту проблему решил, обеспечив военно-морское господство в Охотском и северных морях, прилегающих к территории СССР, где и должны были развертываться РПКСН. Для того, чтобы прорваться в эти советские «Бастионы» американцы и разработали АПЛ 4-го поколения, способные самостоятельно действовать в зонах господства ВМФ СССР.

Увы, «Бастионы» Советского Союза давно канули в прошлое. О том, как сегодня ведется поиск подводных лодок вероятного противника рассказывает адмирал Владимир Комоедов, в прошлом – командующий Черноморским флотом:

«Представьте, что вы сидите за столом. Стол — это район патрулирования. И противолодочные самолеты методично разбрасывают по нему буи. В этом районе могут быть лодки противника, а могут и не быть. Но проверить нужно обязательно. К этому патрулированию привлекают не только самолеты, но и надводные силы корабельной поисково-ударной группы, вертолеты с гидролокаторами и даже спутники. У нас есть аппараты, способные просматривать водную толщу на определенную глубину с орбиты. Таким образом, подводной угрозе противостоят разнородные силы, но под единым командованием. У командира группировки есть свой штаб, который «ведет» поиски по карте. У него есть связь с кораблями и самолетами. Патрули проходят регулярно. Мы называем такую работу поддержанием благоприятного оперативного режима в зонах ответственности флота».

Понятно, что скорость проверки напрямую зависит от наряда сил, которые способен выделить на это флот, а где сегодня эти силы? И морская авиация, и надводные силы флота давно уже не в лучшей форме, их количество со времен СССР сократилось кратно, а вот угрозы для наших РПКСН, пожалуй, только выросли – по состоянию на 2017 г ВМС США располагает 18 многоцелевыми АПЛ 4-го поколения.

Во время Второй мировой войны адмирал Эндрю Браун Каннингхэм, которого англичане считали «вторым после Нельсона», отметил, что: «правильный способ бороться с воздухом находится в воздухе» (имелось ввиду, что для защиты от бомбардировщиков флоту следовало обзавестись истребителями) – и был абсолютно прав. Сегодня В. Комоедов говорит:

«Все-таки главная задача противолодочной авиации — обнаружить цель и дать о ней знать другим. Никто не справится с подводной лодкой лучше, чем другая субмарина. Это понимают и в США».

Во времена Второй мировой войны подводные лодки могли вести противолодочную борьбу разве случайно, если противник подставился. Но современные атомарины настолько грозный и опасный враг, что по-настоящему эффективно с ними могут сражаться только другие такие же «гладиаторы глубин». В настоящее время многоцелевые АПЛ – важнейший элемент противолодочной обороны, которого не смогут заменить ни надводные корабли, ни авиация. Разумеется, не нужно кидаться из крайности в крайность и объявлять надводные и воздушные силы ПЛО устаревшими, это было бы чудовищной ошибкой. Но надеяться на то, что они заменят АПЛ нельзя.

Ну и… Вот, не дай Бог, конечно, – началось. Тихоокеанский флот выводит свои РПКСН в Охотское море, чтобы они затаились там, в ожидании приказа на Армагеддон. В воздух поднята авиация, работают спутники, немногочисленные корветы покидают причалы, и мы выявляем субмарины врага. А дальше что?

Для прикрытия ПЯТИ ракетных подводных крейсеров стратегического назначения и противодействия вражеским АПЛ Тихоокеанский флот сегодня располагает 1 (прописью – ОДНОЙ) многоцелевой атомной подводной лодкой. Речь идет о «Кузбассе», корабле типа «Щука-Б». И, прямо скажем, наша «Улучшенная акула» «Вирджинии» далеко не ровня.

А больше у ТОФ нет ничего. Конечно, если уж совсем подопрет, можно попробовать использовать в качестве противолодочных ПЛАРК типа 949А «Антеи»… но, во-первых, их у нас в составе Тихоокеанского флота аж целых две штуки, что никак не решает проблемы, а во-вторых, они не будут столь же эффективны в противолодочном качестве, как «Щуки-Б». Но ведь против «Сивулфов» и «Вирджиний» и «щучих» возможностей уже далеко недостаточно.

На Северном флоте дела обстоят немного лучше – там у нас противолодочную борьбу могут вести «Северодвинск», 3 МАПЛ типа «Щука-Б», 1 МАПЛ типа «Щука» (671РТМ(К)) и пара «Кондоров» — на прикрытие ШЕСТИ РПКСН мы можем использовать целых СЕМЬ многоцелевых атомарин! И еще пара «Антеев» есть в резерве. Вроде бы не так уж и плохо, если только забыть, что из помянутых семи кораблей на равных с «Вирджиниями» могут драться только «Северодвинск» и, вероятно, «Гепард». И кстати, а почему мы учитываем только «Вирджинии»? Ведь есть еще и британские «Астьюты»…

Проблема не в том, что у нас АПЛ меньше, чем у вероятного противника. Проблема заключается в том, что, сосредоточив почти половину развернутого стратегического ядерного потенциала на подводных ракетоносцах, мы не имеем возможности надежно прикрыть районы их развертывания – для этого нам категорически не хватает атомных подводных охотников. И, сколь бы хороши ни были шесть атомарин проекта 885, кардинально ситуацию они не улучшат, а это значит, что в ближайшие десять-пятнадцать лет нашим РПКСН придется рассчитывать преимущественно на самих себя.

Но, может быть, ситуацию как-то могут исправить неатомные подводные лодки?

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"

Продолжение следует…

Предыдущие статьи цикла:

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее

Автор: Андрей из Челябинска

Источник

0
Редакция сайта Apral.ru напоминает :
Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию. Можно без всякого преувеличения сказать, что российская площадка для дискуссий – одна из самых значимых в мировом медиа – пространстве. Давайте не будем забывать о том, что слово (с которого всё и начиналось!), может больно ранить… Оставайтесь с нами и следите за свежими новостями.
Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: