Пятница, 23 февраля 2018 года

Порошенко не так плох, как кажется. Василий Стоякин

0 2

Ровно три года назад Петр Порошенко был избран президентом Украины. Его президентство часто оценивают как катастрофу, тем не менее, он оказался по-своему успешным политическим управленцем, фактически подмяв под себя страну и устранив многие угрозы для собственной власти. Вопрос в том, чего ждать от него в дальнейшем.

Порошенко не так плох, как кажется. Василий Стоякин

В 2014 году за Порошенко проголосовало 54,7% избирателей, принявших участие в выборах. При этом отрыв от ближайшего конкурента – Юлии Тимошенко – составил 42 процентных пункта. Правда, в пересчете на общее число избирателей результат оказался бы скромным – всего 28%. И связано то не только с тем, что выборы не проводились в Крыму и на значительной части Донбасса, — сама явка была очень низкой.

Порошенко достиг того, о чем мечтал Янукович. Он стал олигархом номер один, монополизировал все ветви власти и силовой ресурс, фактически уничтожил оппозицию и стал рукопожатым на Западе…

Чего же достиг президент, представляющий чуть более четверти населения страны, за три года?

Внутриполитическая стабилизация

Главным итогом первого и даже второго года президента Петра Порошенко было «спасибо что живой». Впору было радоваться тому, что он уцелел физически, более того, смог сохранить пост президента. Но по итогам третьего года можно с уверенностью сказать, что ситуация в стране взята под контроль.

Олигархи равноудалены. Буквально на днях Игорь Коломойский покинул наблюдательный совет «Укрнафты» – государственной компании, контролируемой группой «Приват», и это даже не стало заметной новостью. Между тем, без помощи олигархов конкурентам Порошенко будет очень трудно организовать финансирование своих кампаний.

Националисты приручены и лают строго по команде. По имеющейся информации, пресловутая «блокада Донбасса», которую возмущенно критиковала украинская власть, если и не была инициативой Порошенко, то контролировалась им с первых дней.

Менее радикальная оппозиция слаба и разобщена. Большинство нужных для власти решений через парламент все-таки протаскивается. Попытки подвести страну к внеочередным парламентским выборам были нейтрализованы.

Правда, тут остается место для творчества – контроль пока не полный. Еще в марте 2015-го президент поставил перед Радой четыре задачи: принятие изменений в Конституцию относительно децентрализации, отмена депутатской и судейской неприкосновенности, принятие нового закона о местных выборах по открытым спискам. Выполнены две из них – о неприкосновенности судей (причем, судебная система временно была подчинена президенту) и о местных выборах. Децентрализация и отмена депутатской неприкосновенности, будучи приняты в первом чтении, заглохли. Впрочем, разрешения на снятие депутатской неприкосновенности Рада дает легко и охотно.

Регионы тоже вполне управляемы, хотя тихая толкотня президента с региональными элитами продолжается. Попытка построить жестко централизованное государство, в котором ответственность несут местные власти, но контролирует все центр (т.н. «децентрализация») провалилась. Но президент ищет и находит возможности управлять регионами без согласия местных элит.

Что пока не контролируется, так это настроения избирателей. По данным социологов, президентские рейтинги Петра Порошенко и Юлии Тимошенко теперь находятся примерно на одном уровне, так как социально-экономическая политика власти вызывает большое недовольство.

В любом случае, президент сосредоточил в своих руках такие ресурсы, что проиграть выборы ему будет чрезвычайно сложно. Впрочем, за два года многое может измениться.

Евроинтеграция

Формально Порошенко удалось достичь исключительных успехов в евроинтеграции – он подписал Соглашение об ассоциации с ЕС (судя по всему, в ближайшее время оно будет ратифицировано) и добился либерализации визового режима. Собственно, тем самым основное требование Майдана 2013 года было выполнено.

Безусловно, все это заслуга не Порошенко, а самого Евросоюза. Пресловутый «безвиз» никак нельзя было подписывать со страной, находящейся в состоянии внутреннего конфликта и не контролирующей значительную часть госграницы. Он стал возможен исключительно по итогам борьбы внутри европейской элиты. При этом остается целый ряд сложных моментов.

Во-первых, то, что получено – это не совсем то, чего требовали на Майдане. Вернее – совсем не то. Не «безвиз», а упрощение для краткосрочных, в основном туристических поездок. При этом соглашение об ассоциации и либерализация визового режима не дают перспектив полноценного членства в ЕС и присоединения к Шенгенским соглашениям. Более того, даже то, что дадено, получено как раз под гарантии того, что Украина полноправным членом ЕС не станет (во всяком случае, это было требование Нидерландов, подкрепленное результатами референдума). Пока что внимание на этом не акцентируется, но рано или поздно избиратели поймут, что двигаться дальше некуда. Вопрос только, когда это произойдет – до выборов 2019 года или после.

Во-вторых, реализация уже заключенных соглашений особой пользы не приносит. Объем товаропотока с ЕС не увеличился, а сократился. Украина продает в Европу преимущественно сырье и продукцию сельского хозяйства, тое есть, торговля по умолчанию дефицитна. Украинские производители жалуются на сложности с сертификацией своей продукции и на слишком маленькие квоты, установленные Брюсселем. К счастью, у членов «секты свидетелей Майдана» не возникает вопросов, стоило ли платить столь непомерную цену за столь скромные результаты.

В целом, есть основания полагать, что президент от всего этого ничего не получит – о его вкладе забудут, а всех кошек повесят именно на него. Опыт Молдавии в этом отношении выглядит не слишком оптимистично.

Война и мир

В начале своей президентской карьеры Порошенко обещал быстро закончить войну, восстановить территориальную целостность и нормализовать отношения с Россией. Потом он с не меньшей уверенностью говорил о том, что не допустит «замораживания» конфликта.

Имеют место быть следующие факты: война не закончена, территориальная целостность не восстановлена. отношения не налажены (ровно наоборот). Конфликт не то чтобы заморожен, но, во всяком случае, не разрешается. Минские соглашения полностью провалены) и гаранты этих соглашений сами не знают, как выходить из тупика, мешающего их бизнесу с Россией.

Поэтому в ближайшее время следует ожидать снижения интереса мировой общественности к донбасскому конфликту. Его будут пытаться игнорировать и договариваться поверх него, как будто никакого Минска не было. А сам конфликт естественным образом останется в полузамороженном состоянии – подобно армяно-азербайджанскому в Карабахе (кстати, Армения, формально, в этом конфликте не участвует).

Самое интересное, что Порошенко от игнорирования своих обещаний в этой сфере ничуть не страдает – ему мир в Донбассе вообще не нужен. И в особенности перед выборами: в случае неблагоприятного развития событий обострение ситуации в «зоне АТО» всегда можно реализовать в виде военного положения и отмены выборов. Что же касается украинской общественности, то, по ее убеждению, во всем виноват Владимир Путин.

Дерусификация

Декоммунизация и дерусификация, разрыв Украины с Россией в гуманитарной сфере – направления, в которых Порошенко демонстрирует явные успехи. Но самое интересное, что самому Порошенко эти успехи и не нужны.

Как представитель крупного капитала Порошенко вообще не видит смысла в идеологии (что позволяло ему свободно перемещаться в политическом пространстве – он побывал даже соучредителем Партии регионов). При этом декоммунизация требует значительных ресурсов, которые бы он с большим удовольствием направил на поддержку своего избирателя, и вызывает в стране явное напряжение, которое ему тоже не нужно.

Кстати, следует обратить внимание на то, что напряжение четко дозируется. Встретив сопротивление, инициаторы запрета РПЦ или Дня Победы идут на попятный. Им не нужен быстрый эффект, их интересует эффект надежный. Именно поэтому впечатляющий крестный ход прошлого года и демонстрации 9 мая сопротивления со стороны властей не встречают, более того – правоохранительные органы выполняют свои обязанности и пытаются сдерживать радикалов.

Тем не менее, эта политика проводится системно и тонко, причем, нетипичными и для украинских, и для российских социальных технологов средствами. Главную роль играет отнюдь не государство, а т.н. «гражданское общество» – разнообразные грантоеды (сейчас, правда, получившие посты в системе власти). По сути, продолжается та же линия, которая проводилась последние четверть века.

Так вдолгую в современном мире могут работать только США. И продолжение этой политики (самому Порошенко, повторимся, не нужной и не интересной) наглядно показывает – США продолжают закрепляться на украинской территории.

Василий Стоякин, Взгляд.ру

Источник

Редакция сайта Apral.ru напоминает :
Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию. Можно без всякого преувеличения сказать, что российская площадка для дискуссий – одна из самых значимых в мировом медиа – пространстве. Давайте не будем забывать о том, что слово, (с которого всё и начиналось!), может больно ранить… Оставйтесь с нами и следите за свежими новостями.

Оставьте свой комментарий

Войти с помощью: 

При своём высказывании, помните о том, что Вы могли затронуть и принести боль чувствам реальных людей – имеющих отношение к данной новости. Соблюдайте пожалуйста тактичность и уважение, даже если Вы не разделяете их мнение. Помните, что свобода и вседозволенность, не одно и тоже и Ваше поведение в условиях анонимности, предоставляемой интернетом – меняет не только виртуальный, но и реальный мир.
К большому сожалению, мы будем вынуждены блокировать пользователей, грубо нарушающих данные правила.
Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: