Сегодня Воскресенье, 22 октября 2017 года

 В чём заключается ближневосточная стратегия США? Николай Бобкин

0 0

17 мая палата представителей Конгресса США проголосовала за введение санкций против «всех, кто связан с гуманитарным кризисом и кризисом безопасности в Сирии». Именно так комментирует это решение американских законодателей The Hill, называя в числе тех, в отношении кого планируется ввести ограничения со стороны США, «людей, имеющих финансовые отношения с сирийским правительством или компаниями, контролируемыми режимом». Здесь же цитируется спикер нижней палаты Пол Райан, не оставивший сомнений в том, что конгрессмены не разделяют мнения президента Трампа о целесообразности взаимодействия с Россией в борьбе с террористами, ведущими войну с Дамаском. «Преступления Асада против человечности не могут остаться без ответа. С этими новыми санкциями мы продолжим закручивать гайки на сирийском режиме и его наиболее выдающихся сторонниках, включая Иран и Россию», — заявил Пол Райан.

 В чём заключается ближневосточная стратегия США? Николай Бобкин

45-летний спикер палаты представителей известен как твердокаменный приверженец консервативной линии в Республиканской партии, выступавший на выборах президента против кандидатуры Дональда Трампа. Райан сам рассчитывал прийти в Белый дом в качестве вице-президента при Митте Ромни, однако не сложилось. Теперь на посту лидера республиканского большинства в нижней палате конгресса он не столько помогает президенту решать проблемы, сколько создаёт новые. Сирия – лишь одна из таких проблем. Известны также антииранские инициативы Райана и его страсть к частному расследованию «российского вмешательства» в результаты голосования на президентских выборах.

Возглавляемые Райаном конгрессмены от Республиканской партии единодушно поддержали предложения о введении новых санкций против Сирии и её союзников, разработанные их политическим соперником, главным демократом в комитете по иностранным делам палаты представителей Элиотом Энгелом. Автор законопроекта не скрывает, что он попытался «помешать российским и иранским усилиям поддерживать режим президента Сирии Башара Асада». Не называя прямо Москву и Тегеран, Энгел предупреждает: «Если вы занимаетесь бизнесом с Асадом, кровь сирийских людей находится на ваших руках, и вы попадете под эти санкции».

По этой логике санкции должны распространяться и на все страны, оказывающие гуманитарную помощь Сирии. С ноября прошлого года по согласованию с ООН учреждения, занимающиеся оказанием гуманитарной помощи на сирийской территории, имеют право ввозить в страну продукцию с обязательным нотариальным заверением посольством Сирии в стране их происхождения. За счёт таких поставок по линии ООН, начиная с 2014 года, продовольствием ежегодно обеспечивается более двух миллионов сирийцев.

При этом в конгрессе ни слова не говорят о сирийской вооружённой оппозиции, основу которой по-прежнему составляют террористические группировки. Они, по мнению американских законодателей, не причастны ни к гуманитарной катастрофе в стране, ни к гибели многих тысяч сирийцев, ни к усилиям по срыву любых договорённостей с Дамаском. На Капитолийском холме роль этих группировок в Сирии рассматривают лишь под углом зрения их незаменимости для войны с правительственными войсками. В том, что американские конгрессмены добиваются смещения Асада, сомнений нет; принятый 17 мая законопроект направлен именно на это, и в случае его одобрения сенатом он поставит перед президентом вопрос об отказе от разрекламированной администрацией Трампа активизации борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке.

На то, что США движутся в эту сторону, указывает и американская позиция по переговорам с сирийской оппозицией, шестой раунд которых проходит в эти дни в Женеве. Стюарт Джонс, исполняющий обязанности помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока, на брифинге в Государственном департаменте 15 мая продемонстрировал шокировавшее журналистов видение сирийской проблемы. По его мнению, Асад виновен в несоблюдении международного права в вооружённом конфликте. Естественно, в нарушении законов ведения войны Стюарт Джонс обвинил и союзную Дамаску российскую сторону. Пересказывать речь этого дипломата, советующего госсекретарю Тиллерсону, как вести дела с Москвой на Ближнем Востоке, не имеет смысла. Важнее понять, насколько взгляды исполняющего обязанности помощника госсекретаря отражаются в политике президента Трампа.

И вообще: есть ли у новой администрации США ближневосточная стратегия? Вопрос возникает в связи с тем, что в первый же день переговоров в Женеве (16 мая) Вашингтон одобрил тупиковую позицию противников Асада, выдвинувших в качестве условия прямого диалога с официальным Дамаском согласие Асада добровольно и незамедлительно уйти с поста президента САР. Позиция эта тем более выглядит тупиковой сегодня, когда в Сирии расширяются зоны, подконтрольные правительству, часть вооружённых противников Дамаска участвует в астанинском процессе, на значительной территории страны действует режим прекращения огня, возрождается нормальная жизнь в городах северной и западной Сирии, включая Алеппо. Что в этих условиях могли бы означать призывы американских политиков к сирийскому лидеру вести войну с террористами «по международным правилам»?

На наш взгляд, речь идёт о разработке «новых принципов» стратегии США на Ближнем Востоке. Предлагаемые нововведения, действительно, опасны. В частности, можно сослаться на доклад созданной центром двухпартийной политики конгресса целевой группы по разработке рекомендаций для разрешения кризисов на Ближнем Востоке, опубликованный в апреле 2017 г. (Seeking Stability at Sustainable Cost: Principles for a New U.S. Strategy in the Middle East. Report of the Task Force on Managing Disorder in the Middle East. April 2017).

Данный документ рекомендует конгрессу признать, что участие России в ближневосточных делах противоречит интересам Америки. Администрации Трампа предлагается отказаться от иллюзий партнёрства с Кремлём в борьбе с международным терроризмом и оставить надежды поссорить Москву и Тегеран.

И самая взрывоопасная рекомендация целевой группы по разработке рекомендаций для разрешения кризисов на Ближнем Востоке при центре двухпартийной политики конгресса гласит: «Если в Сирии и Ираке при их нынешних границах невозможно обеспечить стабильность, правительство США не должно больше рассматривать вопрос о национальных границах как строгое табу».

И здесь уже встаёт вопрос не к разработчикам из «целевой группы» и не к Полу Райану или Элиоту Энгелу, а к президенту Трампу и его команде: в какой мере отказ от признания существующих государственных границ на Ближнем Востоке являются частью внешнеполитической стратегии США? От ответа на этот вопрос зависят возможности реального взаимодействия США и России в данном регионе.

Николай Бобкин, ФСК

Источник

Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах нашего сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию. Можно без всякого преувеличения сказать, что российская площадка для дискуссий – одна из самых значимых в мировом медиа – пространстве. Давайте не будем забывать о том, что слово, (с которого всё и начиналось!), может больно ранить…

Оставьте свой комментарий

При своём высказывании, помните о том, что Вы могли затронуть и принести боль чувствам реальных людей – имеющих отношение к данной новости. Соблюдайте пожалуйста тактичность и уважение, даже если Вы не разделяете их мнение. Помните, что свобода и вседозволенность, не одно и тоже и Ваше поведение в условиях анонимности, предоставляемой интернетом – меняет не только виртуальный, но и реальный мир.
К большому сожалению, мы будем вынуждены блокировать пользователей, грубо нарушающих данные правила.
Вверх