Сегодня Суббота, 21 октября 2017 года

Авианосный миротворец

0 0

Судя по тому, как горячо обсуждается эта тема, однозначный подход до сих пор не определен ни в экспертном сообществе, ни у вышестоящего руководства. С одной стороны, бесспорно, что «современное противоборство корабельных группировок осуществляется практически исключительно в воздушной среде». Этот тезис подтвержден на практике. К примеру, во Второй мировой противостояние США и Японии на море можно назвать войной авианосцев. Уместно вспомнить и ситуацию с нашим Черноморским флотом в годы Великой Отечественной. Обладая подавляющим преимуществом, он так и не смог его реализовать из-за активного противодействия вражеской авиации. Таким образом, превосходство на море невозможно без достижения господства в воздухе.

При введении авианосца в состав корабельного соединения удары ПКР и авиации противника отражаются в первую очередь палубными истребителями. Для уничтожения одиночной надводной цели или малой группы необходимы две-четыре крылатые ракеты (КР) или столько же самолетов. В ударах по крупным флотским соединениям могут быть применены 30–40 и более ПКР с ракетных кораблей и подводных лодок или до 40–50 самолетов палубной или тактической авиации. Только бортовыми средствами ПВО, сколь бы мощными они ни были, отразить такую атаку невозможно. Особенно если средства воздушного нападения (СВН) подходят фактически одновременно, прикрываются самолетами РЭБ и удар ПКР предваряется огневым поражением средств ПВО.

Палубная истребительная авиация не только уничтожает часть самолетов противника, но и дезорганизует их атаку. В итоге последняя растягивается по времени – СВН подходят относительно небольшими группами, которые корабельная ПВО успешно уничтожает. Нарушается целераспределение в ударной группе противника, срываются его попытки прикрыть свои СВН радиоэлектронными помехами и противорадиолокационными ракетами.

Именно дезорганизация групп атакующих самолетов является главным вкладом истребительной авиации в ПВО корабельных соединений. Она будет эффективна и при отражении КР, уничтожая наиболее опасные цели за пределами досягаемости корабельных средств ПВО.

Включение в состав эскадры авианосца многократно повышает возможности нанесения ударов по противнику без вхождения в зону поражения его ПКР, позволяет уничтожать вражеские объекты на большом удалении от побережья, эффективно поддерживать огнем высадку и наступление десанта и т. д.

Авианосный миротворецНа основе перечисленных аргументов делается вывод: России нужны авианосцы, и чем больше, тем лучше. И если судить по сообщениям в Интернете, на сайте «ВПК», в частности, процесс пошел.

Но это с одной стороны. А с другой – в Мировом океане нам противостоит флот США, который имеет в действующем составе 10 авианосцев и еще столько же на консервации. Если принять во внимание, что мы корветы водоизмещением две тысячи тонн строим пять – девять лет, легко посчитать, сколько уйдет на авианосец. Короче, мы и за сто лет наших американских «партнеров» не догоним. А раз так, какой смысл строить авианосцы?

Этот расклад прекрасно понимали в Советском Союзе, поэтому и не ввязывались в гонку, кто настругает больше, а начали создавать авианесущие корабли для выполнения, может быть, ограниченных, но важных задач, например для создания системы ПЛО в отдаленных районах Мирового океана, усиления ПВО корабельных соединений.

Законный вопрос: нужен нам тот же ТАКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» и другой авианосец, который, может быть, будет построен лет через 20? Опыт применения ТАКР, накопленный во времена Советского Союза, свидетельствует: нужен. Ведь кроме завоевания превосходства в Мировом океане, есть и другие, более скромные, но тем не менее важные задачи. В числе основных – участие в миротворческих акциях, защита граждан России в горячих точках и эвакуация из них, а также из районов техногенных и природных катастроф. Плюс оборона корабельных соединений, защита гражданских воздушных судов российской или иностранной принадлежности и различных наземных объектов, обеспечение безопасности граждан России от атак враждебных формирований (преимущественно иррегулярных) в процессе эвакуации. Последняя может осуществляться как непосредственно посадкой на корабли и суда в порту или с необорудованного побережья, так и воздушным путем – вертолетами и транспортными самолетами. Их защиту также необходимо будет обеспечивать. Без палубной авиации эти задачи не решаются в принципе, особенно те, что связаны с противодействием воздушному нападению и наземным войсковым формированиям в глубине иностранной территории свыше нескольких километров. В этом случае перспективный российский авианосец должен не приближаться по размерам к «Нимицу», а скорее походить на «Кузнецова», в том числе и по вооружению.

Правда, в военное время, в масштабном вооруженном конфликте «Адмирал Кузнецов» да и другой, более мощный авианосец погоды не сделают. По малочисленности им уготована судьба стоять поближе к берегу и носа не высовывать.

Автор: Евгений Косихин

Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/36018

Источник

Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах нашего сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию. Можно без всякого преувеличения сказать, что российская площадка для дискуссий – одна из самых значимых в мировом медиа – пространстве. Давайте не будем забывать о том, что слово, (с которого всё и начиналось!), может больно ранить…

Оставьте свой комментарий

При своём высказывании, помните о том, что Вы могли затронуть и принести боль чувствам реальных людей – имеющих отношение к данной новости. Соблюдайте пожалуйста тактичность и уважение, даже если Вы не разделяете их мнение. Помните, что свобода и вседозволенность, не одно и тоже и Ваше поведение в условиях анонимности, предоставляемой интернетом – меняет не только виртуальный, но и реальный мир.
К большому сожалению, мы будем вынуждены блокировать пользователей, грубо нарушающих данные правила.
Вверх