«Наука» пролетела мимо МКС…

Наверное, читатели уже привыкли к тому, что, если у нас появляется материал о российской космической программе, то это будет очередная гадость. Я с огромным удовольствием написал бы что-то этакое возвышенное и оптимистичное. В духе Рогозина. Но факты, они как раз побуждают делать совершенно обратное.

«Наука» пролетела мимо МКС...

Давайте попробуем забыть откровенно популистские выступления некоторых неспециалистов насчет «заброса американских астронавтов на МКС с помощью батута», ибо самим сегодня стоит подумать на эту тему. И насколько батутная тема реальна для российской космонавтики, вопрос недалекого будущего.

Но мы сейчас посмотрим несколько дальше, а именно, в 2024 год. Когда заканчивается срок совместной эксплуатации МКС и надо будет решать, что делать дальше. Начиная с 2014 года, мы постоянно видели и слышали бодрые заявления на тему того, что «сами справимся».

Да, теоретически — вполне. МКС строилась так, что российские модули пристыковывались не к зарубежным блокам, а концентрировались в одном месте, образуя единый сегмент.

Сегодня российский сегмент — это модули «Заря» и «Звезда», стыковочный «Пирс», исследовательские «Рассвет» и «Поиск».

В принципе, да, этот сегмент может быть отстыкован и эксплуатироваться отдельно от МКС. Наш сегмент имеет двигательные установки и системы ориентации, то есть все необходимое для автономного полета.

А с энергоснабжением сложнее. Свои солнечные батареи есть, но их недостаточно. И сегодня немалая часть электроэнергии поступает из американского сегмента. Как эту проблему можно оперативно решить? Оперативно, потому что на это осталось всего 7 лет, ничто по меркам космоса.

Два варианта.

Первый — это сокращение всех программ, требующих энергии. Но здесь возникнет вопрос: а зачем тогда вообще летать, если не работать? Это не дешевое удовольствие как бы.

Второй — запуск некоей энергетической платформы, которая будет в состоянии обеспечить российский модуль энергией.

Проект такой был. Или есть, тут сказать очень сложно. Его запуска ждали в 2015-м, потом в 2016-м, а в этом году объявили о переносе запуска на 2018 год.

И дело даже не в двигателях. Точнее, в двигателях, но не ракет-носителей. Хотя и там позорище полное.

На этой неделе в СМИ появились сообщения о том, что модуль «Наука» будет запущен не ранее 2018 года, а потом прошла информация, что «Науку» вообще могут не запустить. Причиной тому стали вышедшие из годности в течение 22 лет резиновые детали.

Между тем именно на этот модуль возлагались большие надежды и по работам, и по энергоснабжению.

«Роскосмос» официально эти версии не подтвердил. Но так как в планах по запуску «Наука» просто отсутствует, это говорит о многом.

Работы над этим модулем начались в 1995 году. Предполагалось, что «Науку» создадут на основе модуля «Заря», и она станет самым большим российским сегментом МКС. И тогда можно будет говорить о независимости и строить планы на дальнейшую работу. И тому есть причины.

Давайте посмотрим, что такое наш сегмент МКС.

1. Функционально-грузовой блок «Заря». При разделе однозначно будет камнем преткновения, ибо хоть и построен у нас, и запущен нами, и стал первым камнем в фундаменте МКС, но сделан он был по заказу «Боинга» и на деньги американцев. И везде, где только можно, этот модуль считается американским.

Сегодня «Заря» используется в основном как склад и место проведения экспериментов в автоматическом режиме. Плюс 3 кВт электроэнергии от солнечных батарей.

2. Служебный модуль «Звезда». Это основной вклад России в создание МКС. Является жилым модулем станции. «Звезда» на ранних этапах строительства МКС выполняла функции жизнеобеспечения на всех модулях, контроля высоты над Землёй, энергоснабжения станции, вычислительного центра, центра связи, основного порта для грузовых кораблей «Прогресс». Со временем многие функции были переданы другим модулям, однако «Звезда» остается структурным и функциональным центром российского сегмента МКС.

«Звезда» включает все системы, необходимые для работы в качестве автономного обитаемого космического аппарата и лаборатории. Он позволяет находиться в космосе экипажу из трёх космонавтов, для чего на борту имеется система жизнеобеспечения и электрическая энергоустановка, имеются персональные каюты отдыха, медицинская аппаратура, тренажеры для физических упражнений, кухня, стол для приёма пищи, средства личной гигиены. В служебном модуле находится центральный пост управления станцией с аппаратурой контроля. И еще 13,8 кВт энергии.

3. Стыковочный модуль-отсек «Пирс». Причал для кораблей. Его должны были отстыковать и заменить именно «Наукой».

4. Малый исследовательский модуль «Поиск». Фактически тоже шлюз для выхода в космос и приемки кораблей.

5. Стыковочно-грузовой модуль «Рассвет». Тоже шлюз и склад.

Очевидно, что все площадки для проведения научно-лабораторных работ принадлежат не нам. Сложно сказать, то ли наши увлеклись ролью космических извозчиков, то ли еще что, но факт в том, что все места, где проводятся работы и эксперименты, то есть то, что отбивает вложенные деньги (и немалые) находится за пределами российского сегмента.

«Дестини», «Колумбус», «Кибо» — это не у нас. Увы.

Потому столь большое внимание уделялось «Науке». Ну и потому, что это в обозримом будущем единственный модуль, который можно было вывести на орбиту, что в составе МКС, что в составе российской станции.

Больше у нас нет никаких перспектив, к сожалению, кроме «Науки», которую начали создавать еще в 1995 году.

И вот недавно стало известно, что еще в 2013 году в двигательной системе «Науки» были обнаружены загрязнения. Модуль был отправлен обратно, в центр имени Хруничева, где его в течение нескольких лет пытались вернуть к жизни. Это сложнейшая работа, так как двигательная система лабораторного модуля включает сотни метров топливопроводов и различных шлангов, каждый из которых необходимо промыть и очистить.

Однако очередной перенос запуска говорит о том, что промыть и почистить не получилось…

Есть информация, что причиной возврата модуля стало наличие некоего металлического порошка, образовавшегося при изготовлении модуля. Для устранения этого дефекта предлагается разрезать топливные баки, чтобы очистить их изнутри, а затем сварить заново. Эти работы займут около года. Что делали в течение предыдущих нескольких лет, остаётся загадкой.

Вопрос, касающийся неких резиновых прокладок и уплотнений, пришедших в негодность за 22 года, то тут еще больше непоняток. Специалистам, однозначно, виднее, но раз модуль однажды уже был собран, неужели нет возможности заменить?

Или опять встает вопрос рук? Неясно.

Ясно лишь то, что наша космическая программа продолжает уверенно сходить с орбиты. Да, наши деятели от космоса, или космочиновники, очень ярко говорили о самостоятельной работе в космосе и отделении русского сегмента от МКС.

Можно? Да, можно. И всего-то надо добавить эту несчастную «Науку», в которой есть места для работы и всяческих исследований и модуль, который позволит решить проблему энергоснабжения.

Но без этого полноценная работа орбитальной станции невозможна. А летать ради самого процесса, увы, мы себе позволить просто не можем. Всем, кто готов вкладывать деньги в космос, нужны в первую очередь, результаты. А не процесс работы и сгоревшие спутники.

Буквально месяц тому назад было принято эпохальное решение об уменьшении российского экипажа МКС на одного космонавта с возвращением полноценных полётов после запуска лабораторного модуля. Получается, что нашим нет места в иностранных модулях для работы?

Хорошо. Отказались от одного космонавта в пользу японцев, немцев, американцев. А дальше что? Своего лабораторного модуля, где «что хочу, то ворочу» нет, и непонятно, когда теперь будет.

Да, в программе работы в открытом космосе в августе были запланированы работы по подготовке места для монтажа «Науки». С тем, чтобы в декабре модуль был смонтирован. Модуля нет — ничего готовить не надо, «Пирс» постоит, где есть.

А кто-то там пару лет назад громогласно вещал о какой-то «лунной программе»? Не помните? Было дело…

Какая «лунная программа», когда нет возможности запустить один-единственный модуль? Какие там пилотируемые полеты к Марсу или Луне, если мы пока не можем толком запуск спутников наладить? О чем вообще разговор?

И кто будет собирать все эти лунные и марсовые аппараты?

«Роскосмос» все ближе и ближе подходит к черте, за которой пропасть. Можно молчать о проблемах, можно втихую переносить запуски, лишь бы все в итоге было хорошо и полезно. Пока же ничего подобного не наблюдается. Переносится все, что только можно. Запуск «Науки», старты «Ангары», «Протонов», «Союзов»… Есть ли перспектива — время покажет. Вот только времени все меньше.

https://vpk.name/news/110149_razvod_i_razdel_kosmicheskogo_doma.html
http://acmepoug.ru/mks/12.html
https://russian.rt.com/article/76265
https://life.ru/t/наука/994222/nauka_nie_vzlietit_kak_roskosmos_potratil_22_ghoda_vpustuiu_i_poghoriel_na_riezinkakh

Автор: Роман Скоморохов

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *